Среда, 19 Октябрь 2016 10:25

АЙНУР АБДИРАСИЛКЫЗЫ: ГЛАВНОЕ, НЕ ОСТАВИТЬ ОБЩЕСТВО БЕЗ ПРИСМОТРА

Как взаимосвязаны национальные традиции и религия ислам, можно ли запретить нетрадиционные религиозные течения на законодательном уровне – об этом и другом рассказывает директор Научно-исследовательского и аналитического центра по вопросам религии Комитета по делам религий Министерства по делам религий и гражданского общества РК Айнур Абдирасилкызы. 

− Айнур Абдирасилкызы, недавно вы были в командировке в западных регионах. Какая там ситуация среди населения?

- Ситуация стабильная, но, тем не менее, есть много злободневных вопросов, требующих разрешения. Мы встречались с различными категориями населения и заметили, что у них разное понимание и разная оценка религиозной ситуации, но можно выделить два основных аспекта.

Во-первых, последние события в Актобе породили у общества большой интерес и беспокойство относительно религиозной ситуации, в связи с чем у местного населения отмечается повышенный уровень информированности. Во-вторых, вопрос запрета идеологии нетрадиционных религиозных течений вызвал здесь огромные дискуссии и стал одной из самых актуальных тем. Людей интересует, как взаимосвязаны национальные традиции и религия ислам, каким образом можно сохранить традиционную религию, как отличить представителя нетрадиционного религиозного течения, какие существуют меры противодействия данным течениям, можно ли запретить нетрадиционные религиозные течения на законодательном уровне.

В целом местное население больше интересуется религиозно-социальными проблемами, связанными с повседневной их жизнью, в том числе взаимосвязью религии и традиции, нежели вопросами правовой и вероучительной стороны религии.

Также выяснилось, что много вопросов, не нашедших своего решения, относится к образовательной системе. В данном случае отмечается, что деятельность уполномоченного органа в сфере образования и местных учреждений расходится по вопросам школьной формы. Вопросы, задаваемые со стороны преподавателей основ религиоведения, также направлены не на содержательные аспекты религиоведения, а в основном на внутренние проблемы в сфере образования.

- Каковы выводы, итоги относительно запрета нетрадиционных религиозных течений?

- На законодательном уровне по поручению главы государства на сегодняшний день создана межведомственная группа, которая занимается всесторонним изучением данного вопроса. Перед принятием соответствующего решения, оно в первую очередь выносится на обсуждение среди населения и народных избранников. Информационно-разъяснительная работа не может и не должна ограничиваться лишь религиозной тематикой. Сегодня не существует альтернативного инструмента влияния на общественное сознание, кроме данной группы. Мы должны признать, что на нашу долю выпала ответственность не только за религию, но и за национальную духовность, поэтому очень важно создать информационно-разъяснительные группы также на уровне районов и сел (аулов). В их состав следует привлекать аксакалов и старейшин, авторитетных людей, активную молодежь, представителей научной и творческой интеллигенции со всей страны. Главное, не оставить общество без присмотра. Воспитание общества необходимо возложить на самих членов общества. Каждый человек должен осознавать, что есть тот, кто может упрекнуть за постыдное, а при необходимости – пресечь преступное («Әй» дейтін әже, «қой!» дейтін қожа бар екенін сезінуі керек). Также нужно довести до общества о переплетении казахского мусульманства, казахской культуры и религии ислам, поэтому нам необходимо распространять такие издания, подготовленные нашим Центром, как «Религия и традиция», «Религия и общество», «Религиозно-духовные термины», «Крайние взгляды чужды истинной религии» из серии «20 вопросов и ответов по актуальным вопросам в сфере религии». Пока такая литература не будет в каждой семье, вряд ли можно говорить о возрождении традиционных ценностей в национальном сознании.

Еще один аспект - улучшение качества преподавателей дисциплины «Основы религиоведения» в школах посредством их информирования, обучения, повышения квалификации, тестирования. Министерство науки и образования должно обратить внимание на существующие в этом плане вопросы.

Становится очевидным, что идея создания по нашей инициативе в высших учебных заведениях клубов «Қыз Жібек», которые сейчас открываются также и в школах на районном, городском и сельском уровне, не имеет альтернативы для современного подрастающего поколения. В вопросе противодействия радикальным течениям вместо того, чтобы вести профилактическую работу с теми, кто уже подвергся деструктивному влиянию, необходимо возродить работу с уцелевшей частью населения.

- Относительно актюбинского теракта есть и другое мнение, что специалисты правовой и религиозной сферы не должным образом выполняют свою работу...

- Я категорически не согласна с этим, это поверхностные суждения людей, не имеющих полных сведений на этот счет. Если говорить о религиозной сфере, то по степени активности из всех 16 регионов страны деятельность актюбинцев одна из лучших, здесь налажена совместная работа Управления по делам религий, реабилитационного центра «Ансар», местных правоохранительных органов и филиалов Духовного управления мусульман Казахстана. Стабильность религиозной ситуации в регионе за последние четыре года - результат их усилий. Среди тех, кто впервые разработал методическое пособие по возвращению лиц, подвергшихся влиянию деструктивных и радикальных течений, применял его на практике и достиг значительного результата, тоже следует отметить актюбинских специалистов.

- Почему тогда именно в Актобе снова проявился терроризм?

- Это связано с ситуацией в регионе в целом. Если помните, в 2011-2012 годы теракты чаще всего происходили именно в Актобе. Изначально религиозная ситуация была напряженной не только в Актобе, но и вообще в западном регионе. Это связано с рядом причин.

Во-первых, западный регион Казахстана - пограничная с Россией территория, и именно близость границы по особенному влияет на религиозную ситуацию. В 2000-2011 годы отголосок от беспрерывных терактов, прошедших в Дагестане, в первую очередь достиг западного региона. Как известно, из числа казахстанцев, отправившихся в Дагестан для осуществления терактов, были уроженцы западного региона. Таким образом, террористические события в соседнем государстве в определенной степени повлияли на сознание западных казахстанцев.

Во-вторых, промышленно-нефтяной западный регион является стратегически важным в Казахстане. Очевидно, внешние провокационные силы, преследующие геополитические интересы, большое внимание уделяют нарушению внутренней стабильности и укреплению своего влияния именно в этом регионе Казахстана. Поэтому в одно время в западном регионе в большом количестве сосредоточились и осуществляли активную деятельность представители нетрадиционных религиозных течений, заручившиеся поддержкой внешних заинтересованных сил. Несмотря на информационно-разъяснительные работы и соответствующие оперативные меры, не всех удалось задержать, а «не пойман - не вор», и многие такие «не пойманные» рассеялись среди народа а по истечении какого-то времени опять проявились отголоски этого процесса.

В-третьих, местному населению промышленного региона характерны группирование и сплоченность, что обуславливает необходимость в активном идеологическом ориентире. Представители нетрадиционных религиозных течений, использовав это в своих целях, навязали агрессивнуюидеологию.

В-четвертых, религиозное рвение и отношение к религиозным ценностям в каждом регионе отличаются в соответствии с особенностями местного менталитета. Если на юге страны наблюдается относительно активное, в центральной части – умеренное, в северной – нейтральное отношение, то на западе религиозные представления и чувства неразрывно связаны с практической стороной. Действия нетрадиционных течений подтверждают, что ревностно защищающую религиозные ценности воинственность можно использовать и в ином русле.

На сегодняшний день ровно половина из 670 материалов экстремистского содержания, запрещенных по решению суда на территории Республики Казахстан, относится к салафитскому течению. Из них 226 были запрещены по решению местных судов. Этот факт тоже является определенным показателем религиозной ситуации на западе.

− Кому принадлежат салафитские материалы, запрещенные по решению суда?

− Ибн Таймии, Ибн Бааза, считающимся известными идеологами салафитского течения, а также современным лидерам, шейхам, выносящим фетвы, активным проповедникам. К слову, среди всей эой кучи встречаются не только объемные книги, но и интернет-материалы, аудио-видеозаписи, лекции, проповеди и призывы. К сожалению, в рядах салафитских проповедников, чьи труды у нас запрещены, есть и наши соотечественники, такие как Дильмурат Абу Мухаммад. Анализ и разъяснение этих материалов, раскрытие негативной сущности идеологии имеют большое значение для казахстанского общества, поэтому мы планируем выпустить отдельный аналитический материал в этом направлении.

- Так какой ущерб несет салафизм для государства и общества?

- Данное течение несет огромную угрозу для целостности государства, поскольку отрицание ценностей светского государства и продвижение идеи исламского государства – его главная цель.

С точки зрения салафитов, если правители не выносят решения по шариату, то они и их государства являются «кяфирскими». Власти таких государств считаются «тагутами» и против них объявляют (вооруженный) джихад. То есть, их идеология прежде всего направлена против светского государства и формирует взгляды об его уничтожении. Государство, обеспечивающее принципы свободы вероисповедания, салафитами рассматриваются «неверным, кяфирским». Известно, что впоследствии этих искаженных разъяснений, сотни казахстанцев, приняв призыв «к хиджре в мусульманские страны», уехали в Сирию и стали жертвами пропаганды ИГИЛ.

Салафитской идеологии, считающей чуждым понятие «нация», свойственно отрицать национальные духовные ценности, исконную традицию и культуру народа в целом, многовековую историю ислама в казахской степи. Приверженцы салафизма безосновательно порицают и клеймят «ширком», «бидгатом» множество добрых традиций, в том числе обряд посещения святых мест, символизирующего почтительное отношение казахов к истории. Бесчеловечность и жестокость, такие как осквернение могил предков, никогда не имевшее место в казахской степи, были осуществлены именно салафитами.

Пропаганда идеи, что ислам как новая религия распространился в Казахстане после обретения независимости, является одной из целей отрицания казахского традиционного мусульманства, а также восхваления салафитских проповедников, получивших знания в арабских странах, считая их распространителями «чистого» ислама.

Большинство сторонников движения салафизма считают представителей других религий «кяфирами», что является несвойственным казахстанскому менталитету, которому присуще толерантное отношение к верующим других религий. Сторонники салафитского движения, которые руководствуются чуждыми традиционному исламу понятиями, такими, как «в любой ситуации мусульманам можно забрать имущество неверующего «кяфира», т.к. это является для них допустимым (халяль)» наносят чрезвычайный вред многоконфессиональному Казахстану и его гражданам.

– Представители нетрадиционных движений также стали причинами немалых конфликтов в обществе...

– Здесь в первую очередь стоит проблема раскола единой мусульманской уммы. Не практикующих мусульман, которые не совершают намаз, представители салафитского движения считают «кяфирами» (неверующими). Для них совершенно неприемлемо традиционное понимание, что вера (иман) и действие (амал) не являются одним и тем же. Также они не принимают традиционный принцип, который подтверждает, что произношение свидетельства о вере (шахада) с искренностью в сердце является свидетельством мусульманства.

Большой ущерб, наносимый представителями салафитского движения, связан с тем, что молодежи внушаются идеи, связанные с разрушением семьи, с целью вовлечения их в обособленные общины (жамагаты). Здесь они руководствуются такфиритским принципом, согласно которому родители, не совершающие намаз, считаются неверующими - кяфирами.

Что касается вопросов брака, то среди представителей салафитских общин весьма распространена практика временного брака, хитро «узаконенного» путем искажения шариатских норм. Без разрешения родителей, которые по их суждению являются кяфирами, в этих общинах по свидетельству незнакомых людей проводят обряд бракосочетания, что в дальнейшем в силу безответственности приводит к легко желанному разводу. В случае, если мужчину что-то не устраивает в так называемых семейных отношениях, произносится три раза слово «талак» (объявление о разводе), и это является завершением семейной жизни. В таких случаях семья и дети часто остаются без какой-либо защиты, а разведенные женщины могут переходить из рук в руки, что приводит к увеличению рождения детей с неизвестными отцами. В последнее время подобного рода проблемы среди обособленных салафитских джамагатов только увеличиваются.

В мечетях, общинах верующих представители салафитского движения читают намаз согласно правилам ханбалитского мазхаба, тем самым разрушают непрерывность многовекового религиозного опыта казахстанской мусульманской уммы, основанного на правилах ханафитского мазхаба. Также, нарушая внутренний распорядок мечетей, представители салафитских течений наносят ущерб внутреннему единству верующих и имиджу имамов, принижая их значение в обществе.

Не имея должного понятия об истинной сущности ислама, считая несущественным содержательную сторону религиозных основ и придавая значение только форме (борода, короткие штанины и хиджаб), тем самым показывая эти формы как прямое проявление мусульманства, салафитские течения пропагандируют весьма ограниченное мировоззрение. В свою очередь многие буквалистские взгляды салафитов, в том числе подтверждение, что «Аяты Корана нужно понимать в буквальном смысле, их нельзя понять умом» исходят из этого ограниченного мировоззрения.

Неверное понимание ряда религиозных терминов, непризнание мазхабов (мусульманских юридических школ), отрицание национальных традиций, культуры и истории, светских принципов, толерантности и принципов межрелигиозного диалога в исламе, искажение понятия «джихад» – все это сформировалось из-за консервативного буквалистского подхода салафитов. Неверные трактовки основ ислама на протяжении веков переросли в кровопролитную борьбу в мусульманских и немусульманских странах, и именно они подготовили предпосылку для сегодняшних террористических актов на казахской земле.

zakon.kz