Пятница, 23 Сентябрь 2016 18:29

В Астане создадут стационар для лечения пострадавших от деструктивных религиозных течений

Галым Шойкин - председатель Комитета по делам религий, который входит в состав нового Министерства по делам религий и гражданского общества РК, созданного 13 сентября 2016 года, рассказал об основных направлениях работы по противодействию экстремизму и терроризму.

 - Многие эксперты отмечают, что именно русскоговорящее население Казахстана находится в зоне риска, так как в мечетях лекции ведутся на казахском языке. Не понимая сути, они могут вступить в радикальные течения...

- На самом деле такая проблема имеет место быть. Вместе с тем в течение нескольких лет предпринимаются меры для решения этой проблемы. В частности, в ряде медресе и в университете «Нур-Мубарак» есть русскоязычные группы по подготовке имамов, владеющих как казахским, так и русским, и арабским языками. Уже есть группа русскоязычных теологов, которая сегодня проводит реабилитационную-разъяснительную работу среди верующих, пострадавших от различных деструктивных религиозных течений.

С сентября начал работу Центр по подготовке и повышению квалификации теологов по профилактике религиозного экстремизма в городе Алматы при университете «Нур-Мубарак». Также несколько мечетей уже пробовали вводить чтение проповедей на русском языке. Например, в «Нур Астана» и в ряде других мечетей в прошлом году по пятницам после проповеди на казахском языке в течение 5-10 минут озвучивался краткий пересказ на русском языке. Такая практика имела место, но вместе с тем это очень тонкий вопрос, который требует очень  осторожных решений и подготовки. Мы должны учитывать мнения большинства верующих, которые приходят в мечети. Когда изучался этот вопрос, многие верующие высказали мнение о том, что не нужно этого делать, а все, кто верит, должны изучать казахский язык. Такое было мнение выссказано. Поэтому сейчас, насколько мы знаем, в мечетях не практикуется такой подход. Но мы все это должны ещё раз проанализировать, чтобы в последующем выработать эффективные механизмы по профилактике религиозного экстремизма среди русскоязычной молодёжи.

- А что касается салафизма... Будет ли рассматриваться запрет данного течения в Казахстане?

- Сегодня все государственные органы изучают этот вопрос, потому что он достаточно непростой и должен учитывать много различных аспектов. Более того, мы должны изучить международную практику, какой эффект это может дать. Глава государства неоднократно говорил: занимаясь профилактикой религиозного экстремизма, мы не должны заниматься борьбой с религией. Здесь очень тонкая грань, и, конечно же, если будет какое-то решение приниматься, оно будет учитывать все различные аспекты.

- После терактов в Актобе, задержания  террористов в Актюбинской, Западно-Казахстанской областях, озвучивалась информация, что воздействию религиозного экстремизма часто подвергаются в колониях...

- С 2014 года мы активно занимаемся этой проблемой. Вы знаете, что был открыт республиканский реабилитационный центр «Акниет». На сегодня уже работают представительства республиканского центра в таких городах, как Жезказган, Алматы, Актау. Основная задача таких центров - работа с осужденными за религиозный экстремизм, терроризм, которые находятся в местах заключения. В течение этих лет мы смогли во многом изменить ситуацию  в системе КУИС. В частности, мы закрепили в эти учреждения имамов совместно с Духовным управлением мусульман Казахстана,   и они еженедельно, а иногда и чаще, посещают  места заключения и ведут разъяснительную работу среди верующих. Второе: мы провели религиоведческую экспертизу всех библиотек системы КУИС, изъяли литературу сомнительного характера и всю ту литературу, которая не соответствует нашему законодательству. Сегодня можно четко сказать, что в библиотеках КУИС нет радикальной литературы.

В результате такой многогранной работы за последние несколько лет более 300 человек отказались от радикальных взглядов.

Что касается расширения работы... Мы рекомендовали КУИС и МВД рассмотреть вопрос о создании собственной сети реабилитационных центров внутри системы. То есть речь идет о создании реабилитационных служб в местах заключения для более системной работы. Этот вопрос изучается, но есть определенные сложности, связанные с подготовкой кадров, которая занимает определенное время, с трудоустройством теологов и другими организационными вопросами. Это комплексная работа, которая сегодня изучается.

Мы сейчас ведем работу, чтобы развить центр «Акниет», создать отдельный стационар в городе Астане, в котором можно было бы лечить людей, пострадавших от деструктивных течений, то есть оказывать психологическую, теологическую, юридическую помощь. Также планируем открыть представительства и в других регионах, кроме Алматы, Актау и Жезказгана. Это тоже требует определенных затрат и специалистов. Над этим мы сейчас вместе с ДУМК работаем.

- Хватит ли у нас для этого специалистов, теологов?

- Я скажу о том, что университет «Нур-Мубарак» активно работает уже 15 лет. Ежегодно более 200 специалистов выходят из стен университета. У нас также есть 9 медресе, которые активно ведут   подготовку кадров. Из них три медресе получили статус колледжа. Соответственно, там специалисты обучаются по государственной программе  -  и не только религиозным предметам, но и светским, а также изучают законодательство. Это в целом, я думаю, поможет поднять и повысить образовательный уровень имамов. В рамках межправительственного соглашения с Египтом сегодня  принимаем меры по совершенствованию учебного процесса в «Нур-Мубарак», привлекаем туда лучших специалистов для повышения его уровня. Мы хотим превратить университет в один и ведущих религиозных учебных заведений Центральной Азии.

Что касается обеспечения специалистами  учреждений КУИС, то  это зависит от того, целесообразно ли охватывать все. На наш взгляд, нет, потому что сегодня осуждённых за экстремизм в общем количестве не много. Имеется в виду, что из общего количества осуждённых более 500 человек нуждаются в реабилитации в системе КУИС. Дальнейшая работа с ними будет зависеть от того, какие будут приняты решения. В настоящее время, по нашей информации, Комитет уголовно-исполнительной системы предпринимает меры по камерному содержанию осуждённых за религиозный экстремизм.  И после этого они должны нам представить информацию, сколько специалистов нужно. И только затем  мы будем  проводить другую работу: расчёты по возможностям теологов, имамов и так далее.

В целом на сегодня в  стране действуют более 2500 мечетей и, соответственно, 2500 имамов, но есть ещё и их заместители. Всего около 5000 священнослужителей-мусульман работают в нашей стране,  и они за последние два года прошли переаттестацию. Около 300 человек были отстранены от работы в связи с тем, что   не прошли аттестацию. Сегодня организуются многочисленные курсы повышения квалификации  - как по линии ДУМК, так и Комитетом по делам религий МРГО, так и акиматами областей. Государственные органы  принимают меры именно по повышению правовой грамотности имамов, обучению вопросам светскости.

- Ведется ли учет казахстанцев, которые получают религиозное образование за рубежом?

- В целом мы знаем о том, что около 300 человек сегодня обучаются за рубежом в различных духовных учебных заведениях. Из них около ста - по направлению Духовного управления мусульман Казахстана, приблизительно 200 человек - выехали туда самостоятельно. Государство  принимает меры по их возвращению. Мы проводим большую разъяснительную работу, в частности, с родителями, близкими  и  с самими обучающимися за рубежом людьми в период каникул. Сотрудники   наших посольств за рубежом также не оставляют без внимания такую молодежь. Тем не менее, этот вопрос ещё полностью не решён. Но стоит отметить, есть уже определённые результаты - у нас приблизительно 40 человек ежегодно возвращаются. В дальнейшем они поступают либо в наши учебные заведения духовного характера, либо переходят в другие сферы и меняют свои профессии.

- Спасибо за беседу!

 

Источник: КАЗИНФОРМ